Главная / Психология и психика / Психология отношений / Контролирующее поведение в отношениях

Контролирующее поведение в отношениях

В этой статье я не буду говорить о типе «контролирующего» поведения, который более или менее характерен для любых, даже самых хороших отношений. Все мы — люди, и, по понятным причинам, хотим чувствовать уверенность, а не жить под постоянной угрозой разрыва отношений. Поэтому в какой-то мере отношения так или иначе будут связаны с определенным количеством манипуляций со стороны обоих партнеров. Однако в данной публикации я хочу сосредоточиться на крайности, когда «контролирующее» поведение выходит за рамки допустимого, становится деструктивным и разрушающим.

Человек в очень редких случаях преднамеренно преследует цель – навязать свою волю партнеру и не мотивирует себя в духе: «Я хочу навязать свою волю, властвовать, распоряжаться, доминировать, манипулировать!» Как правило, когда один партнер действует манипулятивно в отношении другого, его мотив (по крайней мере сознательный), состоит не в том, чтобы контролировать ради контроля или просто потому что ему так нравится.

В представлении «контроллера» он просто увеличивает вероятность того, что отношения будут больше соответствовать его ожиданиям и полнее удовлетворять его потребности. То есть, несмотря на то, какие действия по «управлению» партнером, по уровню жесткости контроля или по его глубине предпринимает «контроллер», эти действия на самом деле направлены им «на себя», а не «против партнера». Будем честны, ведь все мы вступаем в романтические отношения, рассчитывая, прежде всего на то, что они сделают нас счастливее, не так ли? Это значит, что, будучи реалистами, мы не можем рассматривать заботу о партнере как исключительное бескорыстие.

Таким образом, поведение, которое я обозначила как «контролирующее» и которое строится на личных интересах «контроллера», не следует понимать, как проявление межличностной агрессии. Как правило, здесь нет злого умысла, поскольку, как уже было сказано, «контроллер» действует именно так для того, чтобы, по его мнению, сделать отношения более комфортными и безопасными для себя. Тем не менее, учитывая деструктивные последствия такого поведения, «контролируемый» воспринимает это как агрессию, независимо от фактических намерений «контроллера».

Прилагаемые «контроллером» усилия по «управлению» и манипулированию, направленные на достижение ощущения большей безопасности и меньшей тревожности в отношениях, прямо противоположно отражаются на «контролируемом» и могут рассматриваться как злоупотребления. Если эти усилия достаточно частые и достаточно жесткие, они могут нанести серьезный ущерб уверенности, самооценке и самоуважению «контролируемого».

В любых дисфункциональных токсичных отношениях, в том числе и в тех, о которых сейчас идет речь, один из партнеров обязательно подвергается вербальным или даже физическим атакам. В результате такого жестокого обращения практически никто из «контролируемых» не может ощущать себя окруженным любовью и заботой. Наоборот, вероятнее всего они будут чувствовать себя малоценными, униженными и ничтожными.

Не думаю, что сейчас имеет смысл подробно разбираться в сложной механике «контролирующих отношений» со всеми её причинно-следственными связями. Однако если бы мы действительно занялись этим, то наиболее сложной для понимания стала бы основная мотивационная составляющая такого поведения – это ощущение угрозы. Парадоксально, но заставляют «контроллера» контролировать, манипулировать, властвовать и управлять, тщательно скрываемые не только партнера, но и от себя самого, неуверенность и страх. Независимо от того, понимает ли это «контроллер», он одержим страхом, что человек, в котором он так нуждается, может уйти от него. Вследствие чего любые попытки партнера выйти из-под контроля, воспринимаются им как нападение, как направленная на него прямая угроза причинения ему боли и страданий.

Таким образом, «контроллер», бессознательно воспринимая свою связь с партнером, как хрупкую (например, точно так же, как в детстве воспринимал свою связь с родителями), вынужден делать все, что в его силах, чтобы защитить себя угрозы утраты этой связи. Исходя из этого, среди множества моделей поведения начинает неизбежно доминировать «контролирующее поведение», вытесняя и оставляя далеко позади себя модели любви, заботы и привязанности. «Контроллер» может обманывать себя, полагая, что его попытки манипулировать партнером, диктовать ему свою волю и контролировать, являются выражением любви и проявлением заботы. Чаще всего «контроллер» настойчиво старается убедить в этом и партнера: «Я же хочу, как лучше! Я думаю только о тебе! Это же в твоих интересах!». Однако на самом деле, всё, что предлагается партнеру под видом благих намерений, — это контроль, еще раз контроль и ничего больше.

Хотя любому постороннему будет без труда понятна токсичность такого рода отношений, внутри этих отношений мы чаще всего наблюдаем обоюдную дисфункциональность, то есть, не только со стороны «контроллера», но и со стороны «контролируемого», особенно в случаях, когда «контролирующее» поведение экстремально. Подверженный такому поведению партнер чувствует себя заложником непрекращающейся критики, ограничений и жестких требований «контроллера». В свою очередь, они порождают сомнения и неуверенность, не дающие «контролируемому» прекратить отношения.

В то время как «контроллер» активно и неумолимо действует, желая «приватизировать» своего партнера путем полного подчинения и тотального контроля, воспринимая любые ограничения своего влияния, как угрозу, «контролируемый» также чувствует угрозу. Он ограничен в словах и действиях собственными страхами и опасениями относительно возможного разрыва отношений, потому что, будучи подавленным, униженным и неуверенным в себе, несмотря на тяжесть своего существования в отношениях, считает контроллера чуть ли не единственным в мире «благодетелем», которому он нужен, поэтому тоже боится, что тот от него уйдет.

Как уже было сказано, наиболее опасным для «контроллера» является самостоятельность партнера. «Контролируемому» скрыто и завуалированно постоянно внушается мысль о том, что для сохранения отношений и для того, чтобы быть «любимым» он должен пожертвовать своей идентичностью. Поскольку его независимое поведение угрожает «контроллеру», он должен фактически отказаться от своей личной свободы.

Например, «контроллер» может, посредством многократно повторяемых отрицательных суждений мотивировать и даже требовать, чтобы партнер изолировался от некоторых друзей, родственников, коллег, а в экстремальных случаях и от всей своей «системы поддержки». Применяемые при этом приемы могут быть буквально изуверскими, хотя подаются под видом «заботы»: «Неужели ты простишь своей матери то, как она обидела тебя в детстве? Ты же сама мне рассказывала… Пусть теперь на себе прочувствует, не звони ей больше…», «Твой лучший друг все время на тебе ездит, ты для него все делаешь, а он для тебя ничего. Нужно держаться подальше от таких друзей… Я не хочу, чтобы он к нам приходил». Очень часто «забота» подается в форме открытого ультиматума: «Если еще раз я увижу, как ты общаешься со своей сестрой, ноги моей больше рядом с тобой не будет. Значит, ты не мужчина, а никому не нужная безвольная тряпка…» и т.д.

«Контроллер» также может применять давление, чтобы вынудить партнера отказаться от любой деятельности, которую сочтет угрожающей для себя, например: «На этой работе тебя не ценят, а только используют, ноги о тебя вытирают, плюют тебе в след, пора уже давно её бросить…», «Не нужно ходить на тренировки, все равно они тебе ничего не дают, как была толстой, так и осталась…».

Силы «контроллера» направлены на то, чтобы заставить партнера полагаться только на него и зависеть исключительно от него. В то же время, исходя из ранее описанной обоюдной дисфункции, партнер старается удовлетворить все потребности и зависимости «контроллера», чтобы снизить его давление. Кроме того, «контроллер», как правило, регулярно унижает партнера, заставляя его усомниться в своей компетенции, интеллекте, привлекательности и т.д., что в совокупности приводит к снижению самооценки партнера и его вере в то, что он настолько ничтожен, что больше никому не будет нужен, никого и ничего хорошего в этой жизни не достоин.

Стоит сказать и о том, что «контроллер» может культивировать в своей жертве чувство вины за то, что тот уделяет слишком много времени другим людям, или обвинять, что партнер больше заботится о родственных, дружеских или рабочих связях, чем о своих собственных отношениях. Так же бывает, что «контроллер» впрямую оказывает давление, чтобы эти связи были разорваны, потому что они «вредны и опасны» для партнера. Причем, в своем стремлении к «приватизации» партнера, «контроллер» может говорить насколько убедительно, что в конечном счете «контролируемый» начинает сомневаться в собственных суждениях и может прийти к выводу, что у него действительно нет выбора, кроме как уступить предпочтениям своего партнера. В противном случае есть опасность, что конфликты и стрессовые ситуации, которые он часто переживает, будут продолжаться бесконечно. Ему намного легче сдаться, чем постоянно бороться и отстаивать свое достоинство и самостоятельность.

«Контроллер», как правило, отличается гипертрофированным чувством ревности, что объясняет его собственничество, потребность допрашивать, проводить «следствие и дознание»: он будет постоянно «проверять» своего партнера, постоянно следить за ним; настаивать на просмотре и перлюстрации его переписок по почте, в чатах и СМС; тайно или явно проверять адресную книгу телефона и журнал вызовов, информацию в социальных сетях; остро реагировать на все, что покажется ему подозрительным (включая обвинение своего партнера в обмане без значимых на то доказательств); требовать от партнера постоянно докладывать о своем местонахождении (что также будет подвергнуто проверке).

Проще говоря, «контроллер» не может уважать и не уважает право своего партнера на личное пространство, личную жизнь и конфиденциальность. Поскольку все, что партнер имеет помимо своих отношений с «контроллером», вызывает у последнего беспокойство и ощущение угрозы. Поэтому в его понимании «контроллера», такую ​самостоятельность следует как можно скорее обуздать, сдержать, устранить. И до того, как «контролируемый» успеет все это осознать, он уже окажется со всех сторон ограничен множеством различных правил, а жизнь его станет напоминать домашний арест.

————

Если вы узнали себя или своего партнера и можете отнести себя или партнера к «контроллерам» или «контролируемым», я дам несколько рекомендаций, которые могут помочь в попытке исправить ситуацию, при условии, что вы (или ваш партнер) очень захотите и решитесь на это:

Для «контроллера»:

  • Уважайте право своего партнера (будь то парень, девушка, муж, жена, друг или подруга) общаться с теми, с кем их хочется. Если вы считаете, что это общение им вредит, — объясните, почему вы так считаете, но позвольте им самим принять окончательное решение относительно того, продолжать или прекратить общение, и в любом случае не осуждайте.
  • Признайте за партнером право раскрывать перед вами только те аспекты своей личной жизни, которую он сочтет нужным раскрыть. Прибегайте к расспросам только если вами движет искренний и неподдельный интерес, и вы чувствуете, что партнер готов делиться с вами. Ваше любопытство (а точнее — ваша неуверенность) в этом плане должна быть спрятана очень далеко.
  • Предоставляйте партнеру личное пространство, не ограничивайте его самостоятельность и возможность быть где-то, с кем-то и делать что-то без вас. Например: встретиться с подругами или друзьями, провести время в кругу родственников и сделать все это так, как он считает нужным; заняться любимым делом, хобби. Если вас все это сильно беспокоит и заставляет ревновать, то это ваша проблема, а не проблема партнера и с этой проблемой именно вам нужно работать, а не вашему партнеру. Не можете сами – обращайтесь к специалистам за помощью.
  • Не пытайтесь приводить аргументы, чтобы заставить партнера принять вашу точку зрения или следовать вашим предпочтениям. Помните, что вы другой человек. Каждый из нас верен собственным взглядам, мыслям и чувствам. Если вас сильно беспокоят разногласия с партнером, никто не мешает вам тактично поделиться своими мыслями и чувствами, но при этом не следует осуждать партнера за то, что он не чувствует и не мыслит так же, как вы.
  • Не устанавливайте правила, которым должен следовать ваш партнер, чтобы «быть достойным вашей любви», тем более, не шантажируйте его наказаниями за нарушения. Вы можете говорить о своих предпочтениях и приоритетах — это нормально, но точно так же нормально, что ваш партнер имеет свои собственные. Помните, что способность идти на компромисс является ключевым фактором здоровых и долгосрочных отношений.

Для «контролируемого»:

  • Не бойтесь постоять за себя. «Контролер» может попытаться наказать вас за то, что вы настойчивы, но, если вы боитесь пресечь его попытки доминировать над вами из-за страха, что он уйдет, вы, скорее всего сохраните «отношения», но почти наверняка потеряете себя. Если ваш партнер, в конце концов, отступит или даже покинет вас, то это произойдет только потому, что вы проявили храбрость, а он струсил, и ни по какой-то другой причине.
  • Не позволяйте своему партнеру диктовать вам то, что вы должны делать, как себя вести, что и как говорить. Если вы не пренебрегаете партнером, то вопрос о том, сколько и как вы общаетесь с друзьями, родственниками, коллегами — ваша прерогатива и ничья больше. Поэтому не соглашайтесь с любыми требованиями в этом плане, которые вам не нравятся. Вы должны иметь возможность проводить время и общаться с теми, кто вам интересен, в обществе кого вы чувствуете себя комфортно. Вам нужно тщательно разграничивать то, что ваш партнер хочет от вас для себя, и чего хотите вы, и в чем нуждаетесь, но уже для себя.
  • Оценивайте любые негативные изменения в себе, которые связаны с тем, как ваш партнер относится к вам — будь то унижение, оскорбления, манипуляции, шантаж или попытки заставить вас чувствовать себя глупыми и неадекватными. Если вы чувствуете себя в отношениях униженными и задавленными, найдите силы решительно сказать своему партнеру, какие аспекты его поведения вы больше не намерены терпеть.
  • Не позволяйте эмоциям возобладать над вами. Если вы, пребывая в «контролирующих отношениях», вдруг начнете проявлять самостоятельность, которую раньше не проявляли, ваш партнер может впасть в негодование и ярость, а может сломаться и разрыдаться. Имейте в виду, что такое поведение, хотя и может показаться в тот момент искренним, на самом деле является манипуляцией, направленной не против вас, а на подавление своего беспокойства и страха ради конечной цели — вернуть контроль над вами и даже усилить его. «Контроллер» будет пытаться оправдать эти вспышки «любовью к вам» и «заботой о вас», но не дайте себя обмануть: такие вспышки не имеют к любви и к заботе никакого отношения, а на самом деле являются внешним проявлением собственной эмоциональной хрупкости «контроллера».

Если вы сможете последовать этим рекомендациям (сами или при помощи специалиста), то, скорее всего, ваши отношения перейдут на качественно новый уровень.

ОТ АВТОРА: Мои ответы в комментариях являются мнением частного лица, а не рекомендацией специалиста. Я пытаюсь ответить всем без исключения, но к сожалению физически не успеваю изучать длинные истории, анализировать их, задавать по ним вопросы и потом подробно отвечать, а также я не имею возможности сопровождать ваши ситуации, потому что для этого требуется огромное количество свободного времени, а у меня его очень мало.

В связи с этим, очень прошу вас задавать конкретные вопросы по теме статьи, не пытаться использовать комментарии для переписки или чата и не рассчитывать, что я буду консультировать в комментариях.

Конечно, вы можете проигнорировать мою просьбу (что многие и делают), но тогда будьте готовы к тому, что я проигнорирую вашу. Это не вопрос принципа, а исключительно времени и моих физических возможностей. Не обижайтесь.

Если Вы хотите получить квалифицированную помощь, пожалуйста, обращайтесь за консультацией, и я с полной отдачей посвящу Вам свое время и знания.

C уважением и надеждой на понимание, Фредерика


Об авторе: Фредерика Келлерова

(Frederica Karolina Keller Ph.D.) Врач-психотерапевт и сексопатолог (Koloa, HI, /USA/). Образование: 3-й медицинский факультет Карлова университета (клиническая психиатрия); резидентура в США (психиатрия, сексопатология). Занимаюсь частной практикой. К сожалению, не очень хорошо говорю по-русски (пишу намного лучше). Замужем, двое детей.