Главная / Психология и психика / Психология отношений / Невыдуманные истории / Фредерика Келлерова «О работе» (интервью)

Фредерика Келлерова «О работе» (интервью)

Сегодня у нас интервью с одним из популярных авторов нашего сайта – психотерапевтом Фредерикой Келлеровой.

С Фредерикой, как с автором, мы работаем, начиная с 2011 года. За это время в адрес администрации через контактную форму страницы «О нас» поступило уже много писем от читательниц и читателей с просьбой рассказать о пани Келлеровой. Вопросов набралось много, поэтому мы решили собрать их и переслать Фредерике, чтобы она ответила на них, а мы после этого задали бы еще уточняющие вопросы, чтобы все это оформить в виде интервью. Фредерика любезно согласилась с нашим предложением и поддержала идею, за что мы выражаем ей глубокую признательность.

Просим прощения у читателей, за то, что вопросы будут заданы от имени редакции Ксюшиного Клуба. Нам так пришлось сделать в виду того, что каждый вопрос является результатом обобщения и редакционной обработки нескольких вопросов от разных читателей на одну и ту же тему, также нами были добавлены уточняющие вопросы от редакции.

О работе

Ксюшин Клуб: Каким образом вы попали на сайт Ксюшин Клуб и стали одним из авторов?

Фредерика Келлерова: На сайт, да и вообще «в интернет», я попала случайно. У меня была потребность в изучении и в практике русского языка. Муж предложил мне поискать что-то в интернете, и я нашла объявление о том, что сайт Ксюшин Клуб набирает авторов-специалистов на добровольных началах. Вызвалась на свой страх и риск и меня, к моему удивлению, приняли. Вот так и началось сотрудничество.

КК: То есть вы начали работу на сайте только для практики русского языка?

ФК: Не совсем так. Мне была интересна не только языковая практика, но я еще изучаю людей, все-таки это моя профессия, а новый язык – это своя культура, своя специфика взаимоотношений, свои традиции. Конечно же, это обогащает меня как специалиста и как человека, кроме того, я люблю учиться и узнавать что-то новое. И что еще немаловажно – изучение языка и культуры его носителей помогают мне лучше понимать мужа. Собственно, именно ради этого, прежде всего, я изучаю русский.

КК: А просто помочь девушкам в решении их проблем? Разве не было изначально такого желания?

ФК: Не буду обманывать, но изначально я об этом даже не задумывалась. Предполагалось, что я буду писать статьи в свободном графике на разные темы по своей специальности, а также отвечать в комментариях и, возможно, в будущем, проводить бесплатные консультации, что будет в совокупности стимулировать меня углубляться в изучение языка. Больше ничего не предполагалось.

Первую статью я написала в сентябре 2011 года, а желание помочь появилось только после публикации «Как вернуть парня» (в июне 2012 года). Комментарии и консультации буквально взорвались вопросами, хотя до этого мое общение с читателями было очень ограниченным и даже вялым. Кстати, «Как вернуть парня» — первая статья, которую я написала полностью самостоятельно, без помощи мужа, и далась она мне очень тяжело (в языковом отношении я имею в виду).

КК: Но сейчас у вас уже нет проблем с русским языком?

ФК: У меня и раньше не было с ним проблем)) Я довольно неплохо общалась по-русски на бытовом уровне с мужем и его родственниками, но это владение на уровне «могу объясниться». Пишу я сейчас очень бойко, практически не задумываясь, но, если внимательно вчитаться, то видно, что у меня бедный фразеологический запас. Набор речевых оборотов и конструкций сильно ограничен, да и с грамматикой, стилистикой и пунктуацией есть проблемы. И еще, — я плохо говорю по-русски и плохо воспринимаю беглую русскую речь на слух, то есть моя письменная речь ушла далеко вперед, в отличие от устной.

КК: Фредерика, вы публиковались где-то кроме сайта Ксюшин Клуб? Подразумевается не только на русском языке.

ФК: Естественно, у меня есть публикации, потому что иначе я бы не смогла получить ученую степень. Но все мои публикации в научных узко профессиональных изданиях и касаются вопросов психотерапии. Ксюшин Клуб – мой первый, единственный, и, думаю последний опыт популярных публикаций, больше я ни в каком издании не публикуюсь с такого рода статьями и публиковаться не собираюсь.

КК: Ваш стиль изложения заметно отличается от общепринятого на просторах рунета. Чем вы это можете объяснить?

ФК: Во-первых, я не знаю, как принято «на просторах рунета», потому что не читаю популярные издания, и это касается не только изданий на русском языке, но и на любом другом. Во-вторых, я пишу не на родном языке. Что касается «не читаю популярную литературу» — это не моя принципиальная позиция. Я честно пыталась, но мне неинтересно, а заставить себя не могу, смысла в этом не вижу и времени на это у меня нет.

КК: Вы по специальности психолог или психотерапевт, какая между ними разница и чем вы занимаетесь в реальной жизни?

ФК: Нет, я не психолог, а «Psychotherapist and Sexopathologist» (психотерапевт и сексопатолог). Сама раньше путалась между психологом и психотерапевтом, сексологом и сексопатологом, потому что меня ввели в заблуждение по поводу точного перевода моих специальностей. В принятой на постсоветском пространстве классификации, по крайней мере, принятой в России, я врач-психотерапевт и врач-сексопатолог. Ставлю ударение на слове «врач» (специалист, имеющий медицинское образование). Психолог не является врачом, поэтому не может лечить. Лицензия психотерапевта позволяет работать в качестве психолога, но не наоборот.

В последнее время я занимаюсь частной практикой — лечу пациентов, страдающих различными психическими расстройствами и имеющих проблемы сексуального характера. Работа в качестве психолога скорее хобби. Многие считают, что мой «врачебный» подход мешает мне быть хорошим психологом (я тоже так считаю) — не умею утешать, говорить пациенту только то, что он хочет услышать, «держаться на его волне», а хороший психолог должен уметь это делать. Но здесь уже многое зависит от самого человека, некоторым как раз нравится прямота и жесткая оценка.

КК: Можно ли попасть к вам на прием и как это сделать?

ФК: В настоящее время попасть ко мне на прием сложно, разве что вы живете в Южной Африке или готовы сюда приехать)) И нужно еще уточнить: — На прием, как к кому? Как к психологу или как к врачу?)) Но если серьезно, то, как я понимаю, речь идет о приеме русскоговорящих пациентов, где я выступала бы в качестве психолога. К сожалению, из-за недостаточной языковой практики я не могу работать на русском языке «в живую». Один раз попыталась, но ничего из этого не вышло. Также была попытка сделать то же самое на английском (с русскоязычным пациентом), но тут снова сложности, правда, уже у пациента (даже если пациент считает, что владеет английским хорошо). Короче говоря, для достижения взаимопонимания, пациент и специалист должны объясняться на родном языке пациента. Я имею в виду не только саму речь, но все то, что является частью языковой культуры – речевые обороты, сленг, поговорки и т.д. В письменной русской речи я почти достигла такого уровня общения, а в устной – нет. Даже если язык один, но страны разные, есть проблемы. Поэтому письменно – пожалуйста, а устно — лучше не мучиться самим и не мучить меня))

КК: Сначала вы консультировали на сайте бесплатно, а потом ввели оплату за свои консультации. Чем это вызвано? Почему вы решили перестать помогать людям бескорыстно?

ФК: Да, действительно, сначала я давала бесплатные консультации, но со временем желающих стало очень много и у меня физически не стало хватать времени. Кроме того, количество запросов отрицательно сказалось на их качестве. Например, очень часто ко мне обращались как к ясновидящей или как к экстрасенсу, а также стали очень часто попадаться весьма специфические люди почему-то решившие, что я им что-то должна до конца своих дней (из серии #яжемать и тому подобное).

Что касается «решили перестать помогать людям бескорыстно», то я не перестала этого делать. Я пишу статьи, делюсь своими знаниями, опытом, отвечаю на вопросы в комментариях и делаю это за счет своего личного времени совершенно бесплатно. Но если человек хочет, чтобы я потратила свое время на него персонально, считаю, что вправе просить сделать пожертвование в мою пользу.

КК: Какие проблемы вы можете решить в ходе консультации? На какой результат можно рассчитывать?

ФК: Сам по себе вопрос о решении проблемы некорректный. В ходе консультации не решается проблема, она выявляется и даются рекомендации по её устранению (если устранение проблемы в принципе возможно). Консультация — не более чем «совет специалиста», это нужно понимать и это касается не только моей консультации. После консультации у хирурга вы не выйдете прооперированными, после консультации у юриста вы не выйдете с решением суда в вашу пользу и т.д. Что же касается того, по каким вопросам можно ко мне обращаться, то это любые вопросы, связанные с проблемами межчеловеческих отношений: родственники, любимые, коллеги, друзья, общество, коллектив и т.д., а также по проблемам, связанным с сексуальной жизнью.

КК: Не кажется ли вам, что цена, установленная вами слишком высока и вы наживаетесь на человеческом горе? Сколько вы зарабатываете в месяц с консультаций на сайте и сколько вообще?

По поводу размера пожертвования мне ничего не кажется. Это самая маленькая сумма, которую я могу себе позволить в качестве компенсации за потраченное мною время и силы на помощь в решении проблемы совершенно чужих мне людей. На одну консультацию у меня уходит в среднем 3 часа. Хотя я понимаю, что сумма не каждому по силам, но даже если я поставлю сумму в $1 все равно найдётся очень много людей, которым и это будет неподъёмно. Я не наживаюсь на человеческом горе, потому что не являюсь безальтернативным вариантом для решения проблемы и не вынуждаю обращаться ко мне. А также, я не единственный в мире психотерапевт. Есть дешевле, есть дороже, а есть и бесплатная помощь, — там, где средства специалистам вместо пациентов платят меценаты и благотворительные организации.

Я не «зарабатываю с консультаций на сайте». Вообще-то не принято спрашивать о таких вещах и считать чужие деньги, но отвечу. В среднем с сайта ко мне приходит от 3-х до 5-ти человек в месяц, таким образом, получается приблизительно $114- $190 за один месяц. Если это можно назвать «зарабатываю», то пусть будет «зарабатываю»))). О том, сколько зарабатываю в реальной жизни, (где я действительно зарабатываю), позвольте мне умолчать, могу только сказать, что это несравнимо больше, чем $190, иначе я бы просто не выжила))

КК: В свое время вы обещали издать книгу. Как продвигается работа, когда читатели смогут её приобрести и где?

ФК: Я не обещала издать книгу, а сказала, что я её пишу и напишу. Книга на сегодняшний день написана, но возникли трудности с переводом её на русский, с редактированием и, собственно, с изданием и механизмом реализации. Это независящие от меня обстоятельства, но работа идет. Не так быстро, как хотелось бы, но идет. Анонсировать какие-то конкретные сроки я сейчас не готова.

КК: Ответы в комментариях отнимают много времени? Не могли бы вы сказать, что вам нравится в комментариях, а что нет? Вас нередко откровенно провоцируют, это не раздражает не обижает? Разве не хочется «ответить»?

ФК: Очень объемный вопрос))) Комментариям я могу посвятить не более одного часа в день (хотя бывает и этого не хватает). Мне интересно читать и интересно отвечать, потому что это живое общение, пусть и в письменной форме, в ходе которого я узнаю много нового, новых и интересных людей

Что не нравится? – Не могу сказать «не нравится», скорее, есть комментарии, которые доставляют мне определённые неудобства.

На первом месте комментарии «с продолжением», когда человек, не дождавшись ответа на свой комментарий пишет следующий, как бы в продолжение предыдущего, из серии «О! Кое-что важное забыла добавить вдогонку…». Комментарии приходят мне по почте, а это значит, что они располагаются в хронологическом порядке, вне зависимости от того, к какой статье они написаны. Поэтому между комментарием и его «продолжением» может находиться несколько других комментариев от других людей. Я добросовестно отвечаю на комментарий, не зная, что у него есть продолжение где-то там дальше по времени, и оно может полностью изменить мой уже написанный ответ.

На втором месте «длинные истории», которые пишут, несмотря на мою просьбу этого не делать (в конце каждой моей статьи эта просьба есть).

На третьем месте «обезличенные» обращения, когда я не могу понять ко мне оно адресовано или не ко мне. Я имею в виду комментарии, начинающиеся: «Здравствуйте, у меня такая ситуация…» или вообще с середины предложения «а если…». Комментарии общедоступны, где каждый может спросить или сказать что-то любому человеку, а не обязательно мне.

На четвертом месте длинные ветки бесконечных диалогов. Я понимаю, что человек держит в голове свою историю, свои вопросы и свои ответы, потому что это его история, потому что он ею живет и потому что она у него одна. Но я не в состоянии запомнить несколько разных историй и держать их в памяти, поэтому каждый раз мне нужно перечитывать весь диалог с самого начала, и чем дольше длится диалог, чем больше разрастается ветка, тем больший объем текста приходится перечитывать. Иногда диалоги вырастают до объема нескольких страниц. Я не против, но мое время ограничено, поэтому время, которое затрачено на «любителей пообщаться», я фактически краду у других читателей, ждущих моего ответа.

На пятом месте вопрос в комментариях к статье, где содержится ответ на этот самый вопрос. То есть это комментарии людей, которые не удосужились прочесть статью хотя бы «по диагонали». Типичный пример, — в комментариях под статьей «Как вернуть парня», вопрос: «Я рассталась с парнем, как мне его вернуть?»

По поводу раздражения. Вывести меня из состояния равновесия очень сложно. Это могут сделать только самые близкие мне люди, да и то, если очень постараются)) Также я не испытываю тягу к спорам и у меня нет желания доказывать кому бы то ни было свою точку зрения во что бы то ни стало. Я просто её высказываю и, если согласны – отлично, не согласны – тоже хорошо. Право каждого человека — иметь свое мнение, и я это мнение уважаю, даже если считаю ошибочным.

Не могу сказать, что меня что-то обижает, тем более, администрация сайта защищает меня от оскорблений, явного негатива и потоков грязи (такого тоже достаточно), и удаляет подобные комментарии еще до того, как они появятся на сайте. Хотя я все равно их вижу, ведь, как я уже говорила, комментарии приходят по почте, но все равно не обижаюсь))

КК: Фредерика, вы как специалист не можете не понимать, что сексуальная жизнь играет важную роль в отношениях, почему вы обходите своим вниманием вопросы секса?

ФК: Я не обхожу вниманием вопросы секса и очень хотела бы развить эту тему на сайте, но администрация не согласна публиковать статьи подобного содержания. Это связано с тем, что мне неизбежно придется применять термины и сленг, связанные с индустрией «для взрослых», и по этой причине сайт Ксюшин Клуб может быть классифицирован, как «сайт для взрослых» со всеми присущими этому статусу ограничениями.

КК: Последний вопрос о работе. Фредерика, как можно с вами связаться посредством социальных сетей?

Никак. Я не имею аккаунтов в социальных сетях и не собираюсь их там заводить. Это тоже не принципиальная позиция, просто я не вижу в этом смысла. Если кто-то сможет внятно и убедительно объяснить для чего мне это нужно и чем для меня полезно, я готова изменить свое мнение.

О жизни

Продолжение…

Об авторе: Ксения Скворцова

Дизайнер-оформитель (Киев). Я - "хозяйка" этого сайта. Люблю интересных людей, новые знакомства и общение. Увлекаюсь фотографией и психологией человеческих отношений.